Hanna (hnah) wrote,
Hanna
hnah

730 участок, день голосования

Утро началось с того, что на участок не пустили наблюдателя с направлением от Прохорова, мотивировав это тем, что наблюдатель уже есть. При этом у этого якобы "наблюдателя" не было выданного УИКом удостоверения,  а направление было поддельное, с факсимильной, а не настоящей, подписью доверенного лица Прохорова. Я написала на это жалобу в ТИК, в УИКе ее не подписали и в ТИКе отказались принять.

Мне, хотя я член УИК с правом решающего голоса, отказывались предоставлять документацию, пока я не указала председателю и зампредседателю комиссии на соответствующие статьи законов, это разрешающие. Вообще, законом приходилось пользоваться часто.

Реестр заявлений о выездном голосовании, который я лично заполняла за день до того и перечеркнула пустые строки в конце, оказался раскреплен и дописан. В нем были повторы и люди с несуществующими адресами. На это я также написала жалобу, ее в итоге каким-то чудом подписалив УИКе и приняли в ТИКе. В ТИК ее отвез наблюдатель в ТИКе Александр Черезов.

Весь день с выездными голосованиями в магазинах творился полный мрак. Председатель ходила в магазины доносить пустые бланки заявлений, какие-то заявления писались и переписывались, список избирателей, проголосовавших по этим заявлениям, к 23 часам еще не был дописан, закрыт и посчитан!!!  Все время звучали разные цифры проголосовавших по заявлениям на выездном голосовании.

Расширенная форма протокола изначально не висела на участке, как должна была, и на том, чтобы ее повесить, настояла наблюдательница Ирины, которую не пустили на другой участок и которую ко мне привезла мобильная группа. Все остальные наблюдатели якобы от партий были просто знакомыми председательницы, с липовыми направлениями. Один из них спал все время в наушниках и от него разило перегаром. Представительница от СР в УИК всячески препятствовала тому, чтоб я подавала жалобы и высказывала претензии.

В течение дня меня хотели отстранить от работы, так как я выходила из-за стола с книгой, чтобы подать жалобы. При том что другие члены комиссии выходили значительно чаще, чтобы попить чаю или набрать халявных булочек в буфете. Из буфета неслась песня Шевчука "Свобода" - она звучит на горячей линии Яблока. Мне и Ирине запрещали общаться друг с другом. Председательница и зампредседательницы сказали что-то вроде "Вот, мы думали ты с нами, а ты засланный казачок, что ж ты нас не предупредила, что будешь трепать нам нервы!" После угрозы отстранить меня я долгое время сидела тихо, но подала заявление на получение копии протокола и проведение фотосъемки.

Когда голосование закончилось, председательница под давлением Ирины начала вносить некоторые данные в расширенный протокол. Ирине также удалось настоять на пересчете неиспользованных бюллетеней перед  погашением и пересчете открепительных. Члены комиссии и липовые наблюдатели в грубой форме высказывали свое недовольство таким порядком вещей.

Все затягивалось - секретарь все еще писала список проголосовавших по этим заявлениям из Окея и Каскада, их было сумасшедшее количество. Председательница, секретарь и зампредседателя также показали Ирине последние страницы книг с данными о количестве проголосовавших. Однако - это было уже ближе к 11 вечера, список выездных все еще не был закрыт и готов, показывать нам его явно не хотели.  Собственно после того, как мы с Ириной выразили желание видеть данные и этой книги - председательница позвонила в ТИК, где получила инструкции нас удалить с участка (ТИК к тому моменту уже получил мою жалобу).

Общим решением комиссии было принято решение о нашем отстранении от работы. После чего, хотя я настаивала на том, что меня не могут, как ПРГ, удалить с участка, полицейский нас вывел (до применения физической силы не дошло).  Копии решения заседания комиссии о нашем отстранении нам выдали. Как только мы вышли, урны были высыпаны на стол. На участке еще остался наблюдатель, который изначально пришел от Прохорова, но получивший, после отказа его принять, направление от Миронова, который передала ему мобильная группа. Однако ему в итоге не подписали копию протокола.

Предполагаю, что они не хотели закрывать список проголосовавших на выездном голосовании, т.к. там были вбросы или они сами запутались в количестве бюллетеней, а потому могло получиться так, что число людей в этом списке оказалось бы меньше бюллетеней в урнах, и тогда эти урны были бы признаны недействительными. Итоговые данные, внесенные в протокол ТИКа, показывали 400 проголосовавших в переносных урнах - это было больше, чем все цифры по заявлениям о выездном, которые назывались в течение дня. Я предполагаю, что число людей в этих списках, было подогнано под число бюллетеней в урнах.

В конце дня, когда атмосфера накалилась, зампредседателю комиссии стало плохо с сердцем, ей вызвали скорую. На меня же пообещали подать в суд за моральный и физический ущерб и срыв выборов и работы комиссии. Надо сказать, что зампредседательнице я сочувствую и в общем, она была одна из наиболее симпатичных людей в комиссии.

Когда нас с Ириной вывели с участка, Ирина позвонила 02 и вызвала полицию. Приехал мент-шофер, забрал у выведшего нас мента копию протокола о нашем удалении и, сказав, что он не за нами. Мы позвонили в участок вновь, несколько раз, после чего приехал снова тот же мент и отвез нас в участок. Там я подала заявление о незаконном удалении меня с участка, но квитанцию с номером заявления или его копию выдать мне отказались. Никакого духа настаивать на этом у меня уже не было.

Из моего родного 52 ОМ нас с Ириной забрал Александр Черезов и отвез в ТИК (ТИК 4 и 25 Красногвардейского р-на), куда прибывали наблюдатели с жалобами и члены комиссий с протоколами. В ТИКе мы решили, что раз мне не дали ничего в ОМ, нужно написать жалобу в районное РУВД, куда меня отвез представитель мобильной группы. Там квитанцию нам таки дали, хотя долго обмозговывали мое заявление. Вернулись в ТИК, где я написала жалобу по тому же поводу - по поводу моего удаления. Удалось вызвонить какое-то должностное лицо из ТИКа с реестром. Жалобу с копией протокола комиссии он принял.

В ТИКе висели расширенные формы протоколов. Комиссии тех участков, по которым были "плохие" результаты - т.е. у Путина выходило процентов 49 по данным протоколов на участках, которые пересылали наблюдатели, до 4-5 утра сидели в УИКах и переписывали протоколы. Либо вносили данные в расширенную форму уже после посещения председателя ТИК  (а необходимо внести сразу зайдя в предбанник ТИКа, где они висят). В итоге рейтинг Путина поднимался с 50 до 62 процентов.

Домой я приехала между 6 и 7 утра. Спасибо еще раз наблюдательнице Ирине, без которой у меня не хватило бы сил хоть как-то противостоять комиссии, наблюдателям в ТИКе, мобильной группе и колл-центрам. Отдельно - Леше Сергиенко. Он сейчас задержан на несанкционированной акции на Исаакиевской, которую я сегодня, увы, уже не осилила.

В действительности эта запись не описывает всех событий и не передает накала страстей. Накал был, но сейчас я не способна к детальной красочной этнографии.
Subscribe

  • мои дети, наша жизнь

    Веру и ее семью и детей знаю лично, и буду лично крайне благодарна, если поможете им Оригинал взят у drobinskaja в мои дети, наша жизнь…

  • Последнее слово Алексея Навального

    Это очень хорошая речь - и ее стоит посслушать всем, вне зависимости от отношения к Навальному, потому что он тут - гораздо больше, чем просто…

  • эта страна безнадежна

    Оригинал взят у beesay в эта страна безнадежна В новостях говорят, что россияне раскупили все телевизоры. Вместо того, чтобы выкинуть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments