?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Антон тут рядом

На прошлой неделе я с коллегами-дефектологами посмотрела недавно вышедший фильм Любови Аркус «Антон тут рядом». С его героем – аутистом Антоном я была немного знакома. Его пребывание в ПНИ как раз совпало с тем периодом, когда я там работала. К моменту, когда Антона привезли в ПНИ, он для меня был уже «героем», с которым хотелось познакомиться - я знала о нем и о работой над фильмом из книги Маши Беркович «Нестрашный мир», читала и растиражированное в сети сочинение Антона «Люди».

Вроде бы бесспорно то, что чем больше освещают ту или иную социальную проблему, скажем, в СМИ, тем больше шансов, что постепенно это проблема будет решаться на государственном уровне. Но в то же время тиражирование тем, связанных с инвалидностью, «особыми» детьми и людьми в журналистском дискурсе, в телевизионных и документальных фильмах не вызывает у меня, да и у значительной части профессионалов, работающих с людьми с отклонениями, большого восторга. Этот дискурс чаще всего предлагает публике такой образ инвалидности и социальной работы, с которой самим социальным работникам согласиться порой трудно, как и с эксплуатацией самой темы вообще. Поэтому к общей идее создания такого фильма я относилась изначально с некоторой настороженностью. Впрочем, то, что получилось в итоге, вызывает у меня возражений гораздо меньше, чем я могла ожидать.

Про конструкт.

Мои коллеги – педагоги, работающие с людьми с отклонениями, по просмотру, были единодушны в том, что смущает их в фильме более всего закадровый текст, и хорошо бы оставить из него процентов тридцать. Я с ними вполне согласилась, но теперь не знаю, одно ли и то же мы имели в виду. Без закадрового текста – личной истории автора, рассказе об отце, без найденных семейных писем – было бы не сложить историю, она бы развалилась. Для текста фильма этот сюжет необходим. Возможно, коллег смутила именно эта биографическая линия – получается, что речь в фильме не вполне об объекте их заботы, а о чем-то другом (очень может быть, что в отношении того, что имели в виду коллеги, я ошибаюсь). Меня же лично в закадровом тексте смутило иное.

Меня смутила та часть закадрового текста, которая романтизирует Антона - и шире аутиста и инвалида, «особого» человека вообще. Обычный способ конструирования инвалида (и представителей других «маргинальных» групп) - это конструирование его как «другого» и на фоне этого - собственной «нормальности». Другой же вариант конструирования, к которому склонны те, кто сталкивается с инвалидами, участвует в их жизни, желает им помочь и т.д. - это романтизация. Романтизация как человека с отклонениями, так и самого себя; понимание «инвалидности» - точнее «инакости» - как лучшей части себя, скрытой, внутренней, не отягощенной социальными условностями, которую в этом другом обнаруживаешь в чистом виде. Это точно такой же обычный способ понимания и конструирования инвалидности для тех, кто с ней сталкивается и работает. Да что там - в какие-то моменты во время работы с детьми и взрослыми с отклонениями и у меня возникала такая самоидентификация с объектами моей заботы. Мысль о том, что таким людям нужна «любовь» в оголенном виде (как это примерно звучит в фильме и, зачастую, с уст волонтеров, работающих с инвалидами), меня, правда, не посещала, но попытки себя осознать через вот такое отчасти загадочное существо вроде парализованного ребенка или аутиста – видимо, неизбежны. Для профессионалов, по моим ощущениям, чаще всего эти попытки являются одним из этапов осмысления своей работы, который позже уступает менее романтизирующим интерпретациям. Вот этот аспект конструкции меня более всего и смутил, хотя и был предсказуем – и надо сказать, ожидала я чего-то значительно более кондового.

Нужно заметить, что и действительно особенности некоторых отклонений развития представляют благодатную почву для интерпретаций их в духе «потребности в оголенной любви» или «лучшей части самого себя». Психические нарушения, задержка умственного развития, аутизм (возможно – наиболее яркий пример в этом ряду) во многом проявляются в том, что человеку трудно, или он еще не научился, или никогда не научится выражать свои эмоции, состояния, желания и потребности социально приемлемым образом – даже не очень искушенный взгляд заметит это и в Антоне. А пренебрежение социальными нормами в культурном сознании романтизируется (тут уместно вспомнить какого-нибудь классического литературного героя).

Про частности сюжета.

Часть про пребывание Антона в деревне «Светлана» - необычайно сильная, в первую очередь, неожиданным для зрителя преображением самого героя. Образ же деревни, созданный в фильме, у меня и коллег вызвал довольно серьезные возражения. Я напомню, что «Светлана» - это в общем-то единственное в России поселение по типу кэмпхилла, ориентированное на постоянное проживание и трудовую реабилитацию инвалидов. Способные к работе инвалиды живут там и участвуют в ведении хозяйства вместе с семьями сотрудников и волонтерами. Сама я в «Светлане» не была, но моя коллега летом проводила там полевое антропологическое исследование и, насколько я могу судить на основании ее наблюдений, инвалиды рассматриваются в деревне не столько как объект опеки, сколько как ресурс для самообеспечения – один из способов поддержания экономического и бытового функционирования поселения. То есть, чтобы стать одним из подопечных – точнее, жителей – «Светланы» нужно быть способным к относительно самостоятельному труду и не слишком нуждаться в помощи и поддержке других людей в повседневной жизни. Иначе своих собственных людских ресурсов у деревни просто напросто не хватит.

Авторы представляют деревню и ее жителей в инфернальном свете – за счет визуального ряда – темные лица как будто бы недоброжелателей, выхваченные из пустоты - и закадрового текста, в котором Антон выглядит вновь несправедливо изгнанными и непонятым. Вновь – потому что до этого в фильме уже был образцово-показательный ПНИ Петроградского района, в котором сотрудница говорит классические вещи о том, что инвалид должен работать и быть полезен обществу, а Антон может только буквы писать. В «Светлане» история как бы повторяется – ты имеешь на что-то право, только если сам приносишь пользу, а более тонкие вещи никого не волнуют. С точки зрения, не знаю, «социальной ответственности», что ли, такой ход авторов фильма моим коллегам-дефектологам показался неуместным и «неправильным». В конце концов, для своей целевой категории подопечных «Светлана» делает очень многое, притом что у нас в стране примеров таких гуманных форм реабилитации инвалидов не такое изобилие, и уж в подобной «антирекламе» они точно не нуждаются.

И, кстати сказать, здесь документальный текст говорит против закадрового. Я с удивлением обнаружила, когда начался сюжет про жизнь в «Светлане», что Антон, который действительно разве что рисовал буквы, оказывается, может работать, может читать книжку или наряду со всеми остальными участвовать в социальных ритуалах (вроде молитвы перед трапезой). То есть «Светлана» ему очень помогла. Когда же в деревне больше не стало необходимого Антону «людского ресурса» – он, как свидетельствует книга Маши Беркович, начал вести себя так, что справиться с ним было невозможно. Совершал побеги, вышибал двери, срывал батареи, началась аутоагрессия – однако фильм это проблемное поведение обходит стороной. Закадровый текст говорит об изгнании, а камера очень тонко передает эмоции Сары (Сара – главный сотрудник в «Светлане») – эмоции, обнажающие то, каким непростым для нее было решение попросить забрать Антона из деревни. В сфере работы с инвалидами в нашем обществе нехватка людских ресурсов – обычная проблема, и какие-то подопечные на основании тех или иных свойств неизбежно оказываются обделены вниманием. При этом гуманистически ориентированным педагогам и социальным работникам такие решения (не включать кого-то в занятия, например) чаще всего даются с большим трудом.

Побег из Петергофского ПНИ, как я поняла, размышляя над фильмом уже постфактум, призван был стать его кульминацией, а ПНИ сам по себе – самым страшным кругом ада. Однако образ ПНИ, созданный в фильме, уж слишком расходится с тем, что вижу я и видят те, кто там работает – люди, для кого интернат является частью повседневной жизни. Я, другие волонтеры или педагоги не ассоциируют себя с персоналом ПНИ и зачастую внутренне возражают против правил учреждения. Однако эти ритуальные правила есть, и их стараются соблюдать – условно, если кого-то забираешь с отделения, надо предупредить медперсонал. Тут этика была нарушена и «побег» красиво в моем – профессионально деформированном – сознании не выглядел. А возврат за лекарствами и разговор с медсестрой - эта сцена так осталась и для меня, и для коллег какой-то туманной: я, в сущности, увидела только поставленную в тупик присутствием камеры медсестру, которая не совсем понимает, что происходит, и которая при этом несет за Антона некоторую ответственность и робко спрашивает что-то вроде «кого вы предупредили?». Однако такое восприятие, безусловно, является следствием моего личного опыта и погруженности в среду. Если воспринимать фильм только как текст - то все читается иначе и выглядит более чем удачно.

Манера, в которой показан ПНИ, вызывала у нас с коллегами прежде всего приступы смеха, а потом – и некоторой обиды. Вот Гоша, сообразительный и умелый, показан тут идиотом с высунутым языком. Вот Надя, Вова, Ульяна, вот целая столовая подопечных. В кадре и они сами, и их жизнь выглядят воплощением несчастья, ужаса и скорби. На самом деле, это не вполне так. У них есть своя повседневность, которая наполнена разными событиями – обед, прогулка, визит в гости на соседнее отделение, ожидание встречи с кем-то значимым, радость от этой встречи, слезы, что она была коротка, ну и так далее. По гуманным меркам качество такой жизни (разнообразие контекстов и партнеров для общения, гигиенические условия, ситуация с личным пространством и многое другое) – не отвечает «человеческим» стандартам. Но тем не менее, в повседневном порядке вещей у проживающих есть свои, вполне человеческие, смыслы и радости. Я бы даже сказала – у проживающих и работников в их совместной повседневности есть эти смысли и радости, в том числе радость общения. В фильме показано, как подопечный говорит в камеру, указывая на помещения медперсонала, что там никого нет. Скорее всего, подопечный говорит это без какой-либо оценочности. После пяти вечера у медперсонала, волонтеров и педагогов рабочий день, в основном, заканчивается, и для подопечного это – нормальный и привычный ход вещей. Авторы фильма застали именно такой момент, когда на отделении никого из работников нет, и, лишенные контекста, эти кадры производят на непосвященного человека сильное художественное впечатление, и фальшивость этого художественного образа четко считывается «инсайдерами». А между прочим, отделение, на котором жил Антон, и соседнее, которое также попало в кадр – это, в общем, хорошие отделения. Отчасти благодаря персоналу, отчасти из-за того, что именно на этих отделениях работают волонтеры. Будучи же выхваченными из контекста, сюжеты из жизни другого сообщества выглядят путешествием к марсианам, ну или правда – в ад. Впрочем, тут судить трудно – вполне возможно, что для Антона это время его жизни и правда было адом.

Сюжеты о родителях Антона показались мне, пожалуй, самыми сильными. Умирание мамы Антона Ринаты показано и встроено в повествование так, что словно бы помогает примириться с обыденностью смерти. Точнее сказать – принять смерть и умирание как такой же ценный, как детство или взросление, этап жизни. Очень удачно, что удалось заснять те самые эмоции – реакции отца Антона на видеоматериалы с участием сына – которые, в итоге, сыграли решающую роль в его судьбе. Это нетривиально. И к слову, операторская работа – близка к гениальности на протяжении всего фильма.

В конце фильма есть рассуждения об этой самой решающей роли камеры в судьбе Антона. Еще до того, как я сама посмотрела фильм, от одной из коллег, которая уже много лет работает с детьми и подростками с нарушениями, я услышала такой отзыв: «Мне не понравилось, как режиссер показывает Антона – как бы “на камеру”, “демонстрирует” его зрителю». Это то самое опасение эксплуатации, о котором я писала в начале: демонстрация инаковости на камеру вызывает культурные ассоциации с “freak shows” – с демонстрацией «уродств», «отклонений», «отличий» и «забавных» свойств в развлекательных целях. Надо сказать, что слова закадрового текста о решающей роли камеры (даже при всей их справедливости) вызывают во мне скорее скепсис и этическую неловкость. Но, с моей точки зрения, работа самой камеры и «демонстрация» границ этичности не преступает. Или если и преступает – то в данном случае режиссеру это вполне позволено, ведь Антон – вполне часть ее жизни, а не сюжет для телепередачи.
Конфликт:

20.04.2010 Руководство конфликтует с волонтерами, сюжет по НТВ  http://www.ntv.ru/novosti/191217/
20.07.2010 Битва волонтеров, Фонтанка.ру http://www.fontanka.ru/2010/07/20/116/
29.07.2010 Волонтерское движение в Петербурге, интервью по Эху Петербурга http://www.echomsk.spb.ru/content/interview/default.asp?shmode=3&ida=101246 или на сайте организации Перспективы http://www.perspektivy.ru/index.php?article&articles_id=589
29.07.2010 Детский дом в вертикали власти: волонтеры больше не нужны? (Санкт-Петербург), REGNUM http://www.regnum.ru/news/1309495.html
29.07.2010 Добровольцы, выйти из строя, интервью с Марией Островской, Новая газета http://novayagazeta.spb.ru/2010/54/3
03.08.2010 Благотворительность без перспектив, Независимая газета http://www.ng.ru/regions/2010-08-03/100_piter.html

Нарушения:

06.10.2010 В доме-интернате для детей-инвалидов прокуроры нашли многочисленные нарушения http://www.fontanka.ru/2010/10/06/079/
06.10.2010 Совместная проверка прокуратуры города и контролирующих органов выявила многочисленные нарушения в доме-интернате для детей с отклонениями в умственном развитии, сайт Прокуратуры Санкт-Петербурга http://prokuratura.sp.ru/news.html?pathnews=/news/2010/10/06/7

О письме воспитанников интерната президенту Медведеву:

28.10.2010 Воспитанники детдома №4 Павловска бросили клич о помощи, Балтинфо http://www.baltinfo.ru/2010/10/28/Vospitanniki-detdoma-4-Pavlovska-brosili-klich-o-pomoschi-169699
29.10.2010 Детский дом превратили в тюрьму? Татьяна Вольтская, Радио Свобода http://www.svobodanews.ru/content/article/2205259.html
29.10.2010 Трудотерапия строгого режима, НТВ http://www.ntv.ru/novosti/209198/
29.10.2010 Детдомовцев превратили в рабов http://www.ntv.ru/novosti/209178/
29.10.2010 Взрослые воспитанники дома-интерната под Петербургом написали Медведеву: их не выпускают оттуда и держат в рабстве http://www.newsru.com/russia/29oct2010/pavlovsk.html
30.10.2010 Комитет по соцзащите Санкт-Петербурга: Надо менять структуру работы закрытых учреждений http://www.fontanka.ru/2010/10/30/035/
30.10.2010 Комитет по соцзащите Санкт-Петербурга: Ни один волос не должен упасть с головы молодых людей, написавших письмо президенту РФ http://www.regnum.ru/news/1341802.html
30.10.2010 Инспекция в детском доме-интернате №4, сюжет по СТО http://www.tv100.ru/news/Inspekcija-v-detskom-dome-internate-4-32160/
30.10.2010 Плохое питание и тотальный контроль, СТО http://www.tv100.ru/news/Plohoe-pitanie-i-totalnyj-kontrol-32169/
31.10.2010 Скандальный детский дом-интернат: что покажет проверка? СТО http://www.tv100.ru/news/Skandalnyj-detskij-dom-internat-chto-pokazhet-proverka-32173/
31.10.2011 В рабство - по инвалидности, Росбалт http://www.rosbalt.ru/2010/10/31/785642.html
01.11.2010 Директор интерната опровергает претензии  http://www.ntv.ru/novosti/209404/
01.11.2010 Криминала не нашли  http://www.ntv.ru/novosti/209440/
01.11.2010 Александр Ржаненков проверил детский дом  http://www.tv100.ru/news/Aleksandr-Rzhanenkov-proveril-detskij-dom-32221/
01.11.2010 Воспитанники петербургского детского дома-интерната №4: Мы - такие же граждане, как за забором http://www.regnum.ru/news/accidents/1342121.html
02.11.2010 В интернате все хорошо, но волонтерам туда нельзя http://www.fontanka.ru/2010/11/02/046/
03.11.2010 Скандал в детском доме-интернате в Павловске потушили, полный текст письма воспитанников, Деловой Петербург http://www.dp.ru/a/2010/11/02/Skandal_v_detskom_dome-in
03.11.2010 Реабилитация закрытого типа. Воспитанники детдома в Павловске пожаловались омбудсмену на тяжелую жизнь, Российская газета http://www.rg.ru/2010/11/03/detdom.html

"Устранено 12 из 14 нарушений, которые обнаружила прокуратура. Оставшиеся два недочета носят системный характер. Они касаются перенаселения детского дома и образовательного процесса":

11.11.2010 В интернате отчитались перед чиновниками http://www.ntv.ru/novosti/210311/
09.11.2010  "Ничего для нас без нас": НКО направили предложения по улучшению жизни молодых инвалидов в детдоме в Павловске (Санкт-Петербург)  http://www.regnum.ru/news/1344471.html

Вокруг фотографии истощенного ребенка:

Письма и обсуждения, с которых все началось: 
17.01.2011 Подобное до этого я видела только в фильмах про войну, когда показывали узников концлагерей http://www.dp.ru/a/2011/01/17/Podobnoe_do_jetogo_ja_vide
18.01.2011 Письмо дочери, первоначально опубликованное на snob.ru, см. http://natalya-kiriche.livejournal.com/894887.html
19.01.2011 Откуда вырос скандал с детским домом в Павловске http://www.snob.ru/selected/entry/30118

СМИ:

17.01.2011 Обитателей интерната морят голодом? Комсомольская правда http://spb.kp.ru/online/news/813153/
18.01.2011 Детдомовцы истощены, как жертвы концлагерей http://www.rosbalt.ru/2011/01/18/809692.html
18.01.2011 В павловском интернате от детей остаются кожа и кости, газета Газета http://www.gazeta.spb.ru/439369-0/
20.01.2011 Почему детский дом стал тюрьмой строгого режима http://kp.ru/online/news/815656/
20.01.2011 Светлана Агапитова не подтверждает информацию о заморенном голодом воспитаннике павловского интерната http://www.fontanka.ru/2011/01/20/161/
21.01.2011 Детдом в Павловске. "Новая" начинает собственное расследование, блог Новой Газеты http://novayagazeta.livejournal.com/294068.html
21.01.2011 Агапитова объяснила, почему в интернате Павловска такие худые дети http://www.rosbalt.ru/2011/01/21/810872.html
21.01.2011 Открытое письмо Павлу Астахову от благотворительной организации http://www.perspektivy.ru/index.php?novelty&news_id=159
21.01.2011 Астахов проинспектирует скандальный интернат Павловска 25 января http://www.rosbalt.ru/2011/01/21/810885.html
24.01.2011 Истощение как диагноз  http://www.ntv.ru/novosti/218138/
24.01.2011 Волонтеры: Дети из павловского интерната страдают синдромом госпитализма http://www.rosbalt.ru/2011/01/24/811777.html
24.01.2011 Система детских интернатов в России: синдром госпитализма и сенсорный голод http://www.regnum.ru/news/1367367.html
25.01.2011 Агапитова: Удивляет желание СМИ преподнести ситуацию с интернатом в Павловске как ЧП http://www.rosbalt.ru/2011/01/25/812094.html
25.01.2011 Омбудсмен разбирается в ситуации http://www.ntv.ru/novosti/218361/
25.01.2011 Павел Астахов побывал в детском доме-интернате в Павловске http://www.tv100.ru/news/Pavel-Astahov-pobyval-v-detskom-internate-v-Pavlovske-35818/
25.01.2011 Интернат в эпоху интернета, подробная статья в Новой газете http://www.novayagazeta.ru/data/2011/008/00.html
25.01.2011 Комбинат детского несчастья http://www.tv100.ru/news/Kombinat-detskogo-neschastja-35797/
25.01.2011 Астахов настаивает на увольнении директора http://www.ntv.ru/novosti/218418/
25.01.2011 Директора интерната в Павловске, где разразился скандал, уволят http://www.rosbalt.ru/2011/01/25/812327.html
25.01.2011 Павел Астахов: Директор детского дома в Павловске (Санкт-Петербург) не понимает государственных интересов http://www.regnum.ru/news/1368062.html
25.01.2011 Павел Астахов: В павловском интернате много проблем  http://www.fontanka.ru/2011/01/25/156/

Какие проблемы увидела и не увидела проверка:


25.01.2011 Астахов увидел в павловском интернате не то что все http://www.fontanka.ru/2011/01/25/158/
26.01.2011 Павловский интернат ждет кадровый переворот http://www.baltinfo.ru/2011/01/26/Pavlovskii-internat-zhdet-kadrovyi-perevorot-184620
27.01.2011 Прокуратура Санкт-Петербурга: Детей в Павловском детском доме голодом не морили http://www.regnum.ru/news/1368741.html
27.01.2011 Прокуратура не нашла нарушений с питанием в Павловском интернате http://www.fontanka.ru/2011/01/27/049/
27.01.2011 Прокуратура завершила проверку скандального интерната в Павловске http://www.rosbalt.ru/2011/01/27/813142.html
27.01.2011 Первая победа над системой http://www.dp.ru/a/2011/01/27/Pervaja_pobeda_nad_sistemoj
Западная Сибирь. Кеты [прежде жили только бабы, мужиков совсем не было. Фаллосы в большом изобилии росли в лесу, куда бабы и ходили , по мере надобности. Одной бабе надоело ходить в лес; она вырвала фаллос и принесла его себе в чум… Случилось так, что фаллос завяз; ни сама эта женщина, ни ее соседки не могли его выдернуть, и все стали плакать. Тогда Есь послал мужика (у которого в то время фаллоса не было), и он легко выдернул фаллос. Обрадованные женщины стали угощать мужика. Одна подала ему вина – он взял; другая подает что-то, а у него обе руки заняты; тогда он сунул фаллос между ног и стал угощаться. Наевшись и собравшись уходить, мужик взял было фалос в руки, но оказалось, что тот прирос. Бабы еще больше обрадовались и оставили мужчика у себя. А фаллосы в лесу захирели, стали грибами; русские их кушают]: Анучин 1914: 9.
(Ю.Е. Березкин, Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам. Аналитический каталог. 80. Съемные гениталии: гениталии существуют независимо от людей.)
via dinkele & ruthenia

гриб это волнаCollapse )

Profile

globe
hnah
Hanna

Latest Month

February 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Jared MacPherson